Угрозы безопасности и окна возможностей – темы второй и третьей сессий Центральноазиатской конференции Валдайского клуба, которая открылась 20 мая в Казани. Обе дискуссии проводились по правилам Chatham House, что позволило выступающим высказываться предельно открыто. Мы коротко расскажем, о чём говорили эксперты, не называя их имён.

Общие и разные угрозы безопасности для России и Центральной Азии. Вторая сессия

На сессии, посвящённой безопасности, речь шла по большей части об угрозах, исходящих от Афганистана. Что естественно, поскольку (и с этим согласились все эксперты сессии, в том числе западные) решение США вывести войска из Афганистана может привести к дестабилизации не только внутри этого государства, но и в Центральной Азии (ЦА) в целом. После ухода советских войск в 1989 году Мухаммед Наджибулла оставался у власти ещё в течение трёх лет. Но сравнивать ту ситуацию с нынешней нет оснований. 

Афганистан и провайдеры безопасности для региона

В течение двадцати лет основной задачей США в Афганистане было ведение боевых действий, а не реконструкция страны. «Талибан»   американцев переиграл, поскольку идеология этой группировки – элемент афганской идентичности. Не стоит ждать, что «Талибан» изменит линию поведения – он не станет делиться влиянием с действующей властью, и они никогда не сядут за общий стол.

Вопрос в уровне амбиций «Талибана»: желают ли талибы вернуться к радикальному сценарию девяностых годов или же они всё-таки извлекли какие-то уроки из тогдашнего опыта? Идея исламского халифата очень сильна. Однако среди талибов чувствуется определённое беспокойство о том, что их будут воспринимать как причину гражданской войны после ухода американцев.

Россия как провайдер безопасности для региона, несомненно, способствует стабилизации Афганистана. И она будет играть решающую роль в урегулировании, поскольку это единственная страна, у которой хорошие отношения и с Пакистаном, и с Индией, и с Китаем.
У всех есть общие интересы в Афганистане – искоренение экстремизма, остановка наркотрафика, предотвращение гражданской войны, способной привести к катастрофе во всём регионе. Взаимодействие этих игроков во главе с Россией обеспечит региональную стабильность. 

Возможно, Южной и Центральной Азии нужна новая система безопасности, которая укрепила бы сотрудничество государств по периметру границ Афганистана (Таджикистан, Узбекистан, Туркмения, Иран, Пакистан, Китай) и тех, кто имеет приоритетные интересы в афганском государстве (Россия, Индия и США) – формат «7+3» для координации и объединения усилий против угроз.

Но проблемы ЦА не исчерпываются Афганистаном – их гораздо больше. Стоит провести инвентаризацию вызовов, расположить их по шкале приоритетности. Тем более что Центральная Азия – регион ассиметричный по всем параметрам, и это нужно учитывать всем, кто делает политику.

США против КНР. С кем мы?

Вторым серьёзным вызовом является противостояние США и Китая. Многие надеялись, что после прихода Джозефа Байдена ситуация изменится. Но этого не произошло, так как США важно удержать превосходство, а Китай по ряду направлений уже опережает США. Есть даже мнение, что проект «Пояс и путь» является механизмом контроля Китая над влиянием США в Азии, как прежде задуманный Бараком Обамой проект Транстихоокеанского партнёрства должен был стать инструментом сдерживания КНР.

Западные партнёры раздувают опасения по поводу влияния Китая, возникающие у стран ЦА и России. Действительно, финансовая зависимость некоторых государств региона от Китая велика. Но так ли это опасно?

США всё ещё присутствуют в регионе. Полностью сменить вектор на американский невозможно, но и отказаться от взаимодействия с США – тоже нельзя. Пространство для манёвра с каждым днём сокращается. Как странам ЦА сохранить баланс?

Например, для Казахстана важными партнёрами являются Россия и Китай. Но когда началась пандемия, Казахстан тут же закрыл границы с Китаем, при этом не закрыл границы с Европой, и вирус в Казахстан проник именно из Европы. А когда он распространился – не европейские, а российские врачи пришли на помощь. Пора расставить приоритеты. С кем мы?

 Приграничные конфликты

Помимо внешних, в ЦА есть ещё и внутрирегиональные вызовы. Недавно произошёл приграничный конфликт, как говорят конфликтологи, «малой интенсивности» между Киргизией и Таджикистаном. В нём нет ни религиозного, ни этнического противостояния, которое могло бы быть очень жёстким, причина – земля. Но подобные конфликты понятно, как регулировать.

Из чего возникла стычка? Границы, которые были определены тридцать лет назад при распаде Советского Союза, сохраняются до сих пор. Демаркация границ – решающий фактор для разрешения подобных конфликтов. Однако процесс идёт довольно медленно.

ОДКБ и Россия должны предлагать конкретную помощь – карты, способы решения конфликтов: что делать с анклавами, как демаркировать сложные части, из-за которых возник конфликт. Важно подчеркнуть, что Россия не занимает чью-либо сторону.

Новые «окна возможностей» мировой экономики для России и Центральной Азии. Третья сессия

От угроз эксперты Валдайской конференции перешли к разбору возможностей. Одна из главных – общий рынок труда. Причём в Центральной Азии это не просто возможность, а жизненная необходимость.

Отвечая на вопрос о том, что региону стоит производить в эпоху «после нефти», чтобы это было интересно и приносило деньги, участник из ЦА мрачно пошутил: «Мигрантов».
Рабочая сила 

Проблему острой нехватки рабочей силы (а некоторые уточняли – дешёвой рабочей силы) выступающие предлагали решать разными способами. Например, вспоминали о том, что Узбекистан в 2020 году предложил принять программу сотрудничества по вопросам трудовой миграции в СНГ. В Казани, которая возглавляет Консультативный комитет местных органов власти при ООН, хотят создать международный университет муниципального и регионального развития, где будут обучаться специалисты в области местного и регионального самоуправления. Прозвучала идея о том, чтобы сделать регулярный чемпионат WorldSkills Russia не российским, а евразийским для подготовки людей для работы на рынке ЕАЭС.

Дефицит на трудовые ресурсы, подчеркнули эксперты, есть везде. Вопрос в том, какая модель миграционной политики подошла бы. Ответ нашёлся, но он мало кого вдохновил, потому что слишком сложен для воплощения в жизнь – создание общего трудового законодательства в регионе.

Окна возможностей 

На самом деле, «окон возможностей» и идей для сотрудничества между странами ЦА и Россией оказалось гораздо больше, чем способов их реализации. Среди приоритетных направлений названы активизация торгово-экономического взаимодействия, углубление промышленной кооперации, налаживание логистических каналов, развитие в регионе общего энергетического рынка, водной инфраструктуры, урбанизация, инклюзивная индустриализация.

Пора налаживать взаимодействие в сфере оценки последствий изменений климата. Идея «зелёной повестки» воспринимается Россией и странами ЦА через призму европейской установки. Но для них эта идея должна быть прежде всего инструментом развития через природосбережение, а не через заимствованную из Европы самоцель – снижение выбросов.

Сотрудничество в области цифровизации – тоже возможность: сейчас все страны имеют в этой сфере разные стратегии, и важно их скоординировать. Центральная Азия – регион с молодым населением, которое в ближайшем будущем будет много потреблять.

Для ЦА одним из окон возможностей является сотрудничество с Россией. Важно развивать культурное взаимодействие, что необходимо для строительства общей идентичности и общих ценностей.

У стран, вышедших из СССР, есть дефицит идентичности, при этом связующим ЦА фактором является русский язык.
Это продукт мультилатерализма, который стоит сохранять. 

Неравенство и сценарии развития 

Все эти возможности жизнеспособны, если регион будет развиваться по благоприятному сценарию. А чтобы он был благоприятным, важно победить фундаментальную проблему – неравенство. По индексу человеческого развития, за год пандемии регион откатился на десять лет назад. Рождаемость растёт, но налицо деградация в плане образования: в Казахстане, например, очень мало специалистов по конкретным научным дисциплинам. И если не изменить это внутри отдельных стран, то проблема очень скоро распространится вовне.

 

Источник информации: Клуб “Валдай”