Международный археологический симпозиум с участием специалистов из России, Таджикистана и Казахстана, приуроченный к 5500-летию Саразма, провели АНО «Институт исследований Центральной Азии», Институт археологии Академии наук Республики Татарстан, Института истории, археологии и этнографии им. А. Дониша Академии наук Республики Таджикистан 22-23 октября. Мероприятие прошло непосредственно на объекте всемирного культурного наследия – Болгарском историко-археологическом комплексе.

Открытие того или иного культурного исторического памятника и даже включение его в список Всемирного наследия ЮНЕСКО – не конец пути в деле его сохранения, а лишь начало. Памятники требуют особого внимания и контроля за их состоянием, регулярного мониторинга соответствия проводимых действий утвержденному плану управления объектом, формирования новых рекомендаций по истечении срока действия прежнего плана.

Выявить передовой способ консервации

Так, например, Саразм является памятником эпохи неолита, и состояние культурных слоев объекта на момент их открытия оставляло желать лучшего.

«Высота каждого культурного слоя составляла не более 50-60 сантиметров. Несмотря на это на каждом участке было открыто по 4-5 культурных слоев, отражающих периоды развития поселения. Сейчас на памятнике Саразм существует три типа объектов: практически не подвергавшиеся консервационным работам, консервируемые путем обратной засыпки и объекты имеющие над собой железную конструкцию. И в момент деятельности таджикско-французской группы, проводившей, начиная с 2005 года в течение восьми лет консервационные работы на памятнике, на каждом типе объектов велись отдельные работы», – рассказал заведующий кафедрой всеобщей истории Российско-Таджикского (Славянского) университета Фарход Раззоков.

Основная цель работы группы заключалась не только в сохранении объектов Саразма, но и в том, чтобы выявить наиболее передовой способ возможности консервировать культурный слой на памятниках такого типа.

«К сожалению, пока ни в одном государстве Центральной Азии не определили метод, который был бы идеален. Любая консервация сырцового памятника требует предварительного длительного исследования для разработки подходящего подхода.  Но на примере проведенной нами работы был выявлен оптимальный способ – приготовление специального раствора из лёсса – почвы, собранной непосредственно на объекте и в близлежащей округе, воды и сена. Был введен мониторинг результата работ на Саразме, который продемонстрировал эффективность такого метода по сравнению с используемыми на других памятниках», – подвел итоги Раззоков.

Без создания защитных сооружений никак

Работа на этом, разумеется, не заканчивается. Предстоит еще многое сделать для обеспечения сохранности объекта на долгие годы вперед. Как отметил вице-президент Национального комитета ИКОМОС России, заведующий кафедрой всемирного культурного наследия Казанского федерального университета Рафаэль Валеев, татарстанский опыт показывает, что сохранение такого рода объектов без создания защитных сооружений невозможно.

Опыт работы на Болгарском историко-археологического комплекса представил директор Болгарского государственного историко-архитектурного музея-заповедника Рамиль Зиганшин.

«Сохранение памятников на территории России требует очень больших усилий в силу постоянно меняющихся погодных условий, смены сезонов. Как и на территории Саразма, у нас возведено множество защитных конструкций, которые позволяют сохранять объекты. Порядка пяти объектов у нас закрыты полностью от внешнего воздействия. Но есть объекты, которые находятся под постоянным влиянием природных явлений, и мы постоянно работаем над их сохранением. Например, устанавливаются кирпично-известковые плиты поверх строений, что защищает их от осадков», – рассказал Зиганшин.

Казахстан перенимает опыт Татарстана

Необходимость тщательно взвешенного подхода к каждому решению, предпринимаемому в отношении памятников историко-культурного наследия, осознают и представители казахстанских научных центров. Их точка зрения на эти процессы на симпозиуме была представлена директором Института археологии имени Маргулана Республики Казахстан Бауыржаном Байтанаевым.

По его словам, судьба городища Шымкент в качестве объекта археологии была довольно типична для крупных издревле урбанизированных центров. Руины древнего Шымкента быстро разрушались в процессе бурного роста города ХIХ-ХХ вв. При этом уничтожалась в значительной степени периферийная часть памятника. Прежде, древний Шымкент имел типичную для Центральной Азии городскую структуру и состоял из цитадели и шахристана. В настоящее время шахристан городища Шымкента и возвышающаяся в центре цитадель имеют сравнительно небольшую площадь, которая составляет 4 га.

«Уже третий год нами реализуется проект «Археологические исследования, консервация, реставрация городища Шымкент», целью которого является создание на месте городища археологического парка. Первый его этап на сегодняшний день завершен. На ряде объектов проведены реставрационно-консервационные работы. В дальнейшем планируется создать музей, и в этом отношении мы хотим использовать опыт наших коллег из Татарстана в Свияжске и Болгаре, – подчеркнул Бауыржан Байтанаев. – Подход очень нравится, и мы тоже хотим на городище «врезать» музей, построить его по последнему технологическому слову. И эта идея была поддержана правительством и непосредственно первым президентом Казахстана. В течение следующих двух лет объект будет полностью музеефицирован».  

Все внимание – городам

Древние города – это выражение культурных традиций, духовных представлений, общественного устройства цивилизаций. Проблематика, связанная с изучением городов, является одной из приоритетных в работе Института археологии им. А.Х. Халикова Академии наук Республики Татарстан. И Казанский федеральный университет также уделяет много внимания созданию, изучению и применению современных методов исследования объектов, обозначил директор Института археологии Академии наук Республики Татарстан, директор Высшей школы исторических наук и всемирного культурного наследия Казанского федерального университета Айрат Ситдиков.

«Специалисты Татарстана обладают высокими компетенциями и составом профессионалов, которые работают и с применением цифровых технологий, геофизических методов, изучением химического состава тех или иных предметов. Такая комплексная работа по исследованию объектов позволяет нам совершенно по-другому представить те процессы, которые протекали в Среднем Поволжье, – пояснил спикер. – Конечно, период, который мы исследуем он более поздний относительно времени, когда возникли города в Таджикистане. Этот период отражает в большей степени эпоху Средневековья, когда здесь произошел цивилизационный урбанистический взрыв и возникла целая серия крупных политических государственных образований. Это и Хазарский Каганат, и Великая Булгария, и Волжская Булгария, и Золотая Орда. Возможности именно работы взаимодействия с коллегами из Центральной Азии позволяют выйти на глубокий сравнительный анализ процессов, протекавших в городской среде, в особенностях возникновения этих городов».

Влияние центральноазиатских традиций на древние города России

Если говорить о результатах, которые были сделаны в этом направлении татарстанскими исследователями, следует отметить, прежде всего, широкую географию исследований – Кавказ, Крым, Нижнее Поволжье, Сибирь, Центральная Россия. Безусловно, большое влияние на особенности формирования городов шло с территории Центральной Азии.

«Мы находим много аналогий, традиций, влияний, которые присутствуют не только в виде привозных изделий, но и в особенностях развития планировочной структуры, фортификации. В частности, в форме системы отопления в жилых домах, многочисленных изделий и технологий, которые появились с приходом сюда мастеров Центральной Азии с регионов Пальмиры, Приааралья, Прикаспия, – отметил Ситдиков. – И, конечно, в этих исследованиях широко применяются естественно-научные методы: в вопросах, связанных с климатическими исследованиями, позволяющие нам видеть, насколько сильно влияла природа на особенности жизни общества той или иной территории».

Безусловно, хорошие результаты дает возможность использования неразрушающих методов исследования по выявлению крупных архитектурных объектов. В частности, сейчас проводится большая работа по изучению так называемой Долины Царей или Города Мертвых Золотой Орды, где были похоронены ханы Золотой Орды. Это большой комплекс мавзолеев, занимающий территорию около 30 га, насчитывающий около 60 объектов.

Сотрудничество крайне актуально

«Это лишь небольшой перечень работ и исследований, которые сейчас осуществляются учеными Татарстана в области археологии и сохранения объектов наследия, но они создают возможности выработки новых подходов сотрудничества с коллегами из других регионов», – заметил Айрат Ситдиков.

В завершение стоит отметить, что сегодня ученые России и республик Центральной Азии могут продемонстрировать пример плодотворного партнерства в области изучения и реставрации памятников культурного наследия. Главной целью симпозиума был именно старт консолидации отечественных и зарубежных научных и образовательных ресурсов для внедрения новейших достижений мировой науки в практику изучения и сохранения историко-культурного наследия народов России и Центральной Азии.

«На территории Татарстана выявлено более 5300 только археологических памятников, если добавить памятники истории и культуры – более 7000 тысяч. Это огромный пласт, который свидетельствует о тесных контактах, которые существовали с Центральной Азией даже в то время и возможностях сотрудничества в области их изучения и сохранения сегодня. У нас есть программа Великий Волжский путь, а он входил в Великий Шелковый путь, и мы активно взаимодействуем с нашими коллегами из Центральной Азии, задействованными в подготовке включения ряда объектов в одноименную транснациональную серийную номинацию ЮНЕСКО. Несмотря на то, что Советского Союза давно нет, проблемы сохранения памятников и сегодня остаются общими», – резюмировал Рафаэль Валеев.