Открой лицо — парализуй систему!

17 июня в Ашхабаде был задержан горожанин Мурад Душемов, который вел переписку в оппозиционном чате. По словам его сестры, один полицейский и трое людей в штатском забрали брата, после вернулись и взяли его компьютер. Душемова предупредили, что, если в компьютере найдется что-то оппозиционное, он получит 15 лет лишения свободы. Позднее мужчину отпустили под домашний арест, хотя остается неизвестным, какие обвинения ему предъявлены.- рассказывает “Фергана”

О задержании Мурада Душемова сообщил один из основателей движения «Демократический выбор Туркменистана» (ДВТ) Какамурад Хыдыров — как и о том, что Душемов переписывался в чате, где собирались сторонники ДВТ. Мы побеседовали с другим основателем ДВТ Мурадом Курбановым о том, можно ли говорить о возрождении оппозиционных настроений в стране, президент которой Гурбангулы Бердымухамедов в эти дни торжественно отмечает 63-летие.

— О каком чате идет речь? Вы создали новое оппозиционное движение?

— Telegram-чат «Активист ДВТ» (@aсtivistdvt) — это платформа, на которой происходит обсуждение текущей ситуации в стране, здесь мы генерируем идеи, рассуждаем, как изменить положение в государстве. Мы стараемся реанимировать гражданскую позицию граждан Туркменистана. У людей накопилось столько невысказанных мыслей, что для упорядочивания нам приходится каждую неделю определять основную тему обсуждения. Например, в течение недели мы обсуждаем, как проводить митинги. В течение другой недели — другой вопрос.

— Именно в этом чате переписывался Мурад Душемов?

— Да, он был очень активным участником, и я думаю, что как раз его мы подтолкнули к определению гражданской позиции. Правда, незадолго до задержания нам пришлось заблокировать его аккаунт на один месяц. У нас существуют правила чата: за ругательства, экстремизм, призывы к насилию участника банят в первый раз на месяц, во второй раз — на полгода, в третий раз — на год. Душемова предупреждали раз десять о правилах, но он продолжал их нарушать. После блокировки он записал видеообращение, в котором критиковал всю оппозицию, включая и нас. Но после его задержания мы решили, что будем бороться за его освобождение всеми законными методами, привлекая международные правозащитные организации.

— Получается, состоять в таких чатах и вести дискуссию для тех, кто остается внутри Туркменистана, довольно опасно. В основном ваша аудитория, как и в случае с другими оппозиционными ресурсами, состоит из эмигрантов?

— Нет, у нас есть в чате немало людей, проживающих внутри Туркменистана. Но я хотел бы сказать, что, по нашим подсчетам, внутри Туркменистана сейчас проживают лишь порядка 1-1,2 миллиона человек, официальная статистика не совсем верная.

— Но власти настаивают на том, что в стране проживают 6,2 миллиона человек, а последние неофициальные данные — 3-3,5 миллиона человек по состоянию на весну 2019 года.

— Нет-нет, я считаю, что в стране осталось не более 1-1,2 миллиона граждан. Это примерно столько же или даже меньше, чем туркменских мигрантов в Турции. Посудите сами: сейчас в Туркменистане типичная семья состоит из пожилых людей, детей и, как правило, одного взрослого трудоспособного человека. Остальные члены семьи находятся в трудовой миграции или просто эмигрировали. Поэтому, когда мы говорим, что большинство оппозиционных активистов не живут в стране, это не только свидетельствует об авторитаризме режима и блокировках интернета. Это еще и отражает реальную демографию. Тем не менее ДВТ не планирует ограничиваться зарубежными акциями, наша цель — достучаться до тех, кто остается в Туркменистане.

— Наверное, через блокировки ваш контент просматривает только молодежь?

— Нет. Насколько мне известно, нашей деятельностью интересуются люди всех возрастов. Напряжение в обществе огромно. Лишь около пяти тысяч граждан — приближенные президента Гурбангулы Бердымухамедова — живут в свое удовольствие и размещают красивые фото в Instagram. Остальным жить становится тяжелее — при высоком уровне безработицы проходят новые сокращения, зарплаты задерживают, денег у населения нет, обналичить свои деньги в банкоматах невозможно, перед госмагазинами скапливаются огромные очереди, чтобы купить ограниченное количество продуктов по госцене, вводятся карточки на приобретение продуктов.

Поэтому поднимаемые нами вопросы интересуют всех, не только молодежь. Другой вопрос, что, к нашему сожалению, многие из этих людей фактически не знают о существовании Конституции. Они воспринимают чиновников как вождей. 28 лет назад они поменяли свою свободу на бесплатные газ, воду и электричество (но теперь даже эти льготы отменили). Цель ДВТ — поднять гражданскую активность населения, создать нормальное гражданское общество, научить их думать иначе.

— Но поднять активность целого народа нелегко.

— Да, сейчас люди с удовольствием нас слушают, но не думают о собственных действиях. Они ждут, что мы придем и спасем их от Аркадага (официальный титул Бердымухамедова, означающий «Покровитель». — Прим. «Ферганы»). Но сделать это мы, конечно, не сможем без их участия.

— А что предлагается делать людям?

— Проявлять свою активность в рамках законов Туркменистана. ДВТ начало проводить специальные акции на территории Туркменистана. Мы разработали около 15 акций для Туркменистана и 10 — для Турции. Например, у нас будет акция «Открой свое лицо». Мы предложим нашим последователям из числа мигрантов записать видео, в которых они, не скрывая лиц, расскажут, как были вынуждены покинуть родину и сколько лет не видят родных.

Дело в том, что для выезда из страны сейчас надо заплатить взятку в размере $3-25 тысяч. Уезжать ненадолго в такой ситуации просто нерентабельно. Мигранты годами не видят своих детей, не могут приехать на похороны родителей. Более того, даже когда приходит время менять паспорт, возвращаться в страну опасно (потом человека могут не выпустить обратно). Впрочем, про паспорта у нас будет отдельная акция.

Так вот. Оставшиеся в Туркменистане члены семьи каждого мигранта – это, по сути, заложники режима. Если мигрант оказывается замечен в какой-то неугодной властям деятельности, на его родственников оказывают давление сотрудники МНБ (Министерства национальной безопасности). Но мы подсчитали… Для давления на одну семью надо задействовать одного полицейского и минимум троих сотрудников Министерства национальной безопасности (МНБ) (возможно, этот вывод сделан, потому что блогера Мурада Душемова забирали один полицейский и трое в штатском. — Прим. «Ферганы»). 

Что, если мигранты массово начнут открыто высказывать свое мнение? На тысячу выступивших потребуется минимум восемь тысяч сотрудников. А, допустим, в Дашогузском велаяте (области) всего 100 сотрудников МНБ. Даже если в регионе потребуется надавить на 300 семей, они не смогут эффективно работать. Их деятельность окажется парализована. Когда мы накопим три тысячи выступлений — остальные мигранты уже смогут не бояться высказывать свою позицию, а после 10 тысяч выступлений этот вопрос о сокрытии своих личностей забудется навсегда.

— А если МНБ начнет использовать более жесткие методы давления? Если это приведет к угрозе жизни людей?

— Нет. Во-первых, убийства привлекут внимание международных организаций. Во-вторых – если власти начнут убивать, то народный гнев нельзя будет сдержать. Власти это знают, неспроста даже при самых жестких репрессиях начала 2000-х годов оппозиционеров не приговаривали к смерти, их помещали в тюрьму Овадан Депе, где они как бы постепенно «исчезли» по одному. А в последние годы силовики вообще практически не лютуют, они проводят беседы. Их требования смягчились — теперь людей просят просто не выступать и не проявлять недовольство открыто.

— То есть политическая ситуация в Туркменистане изменилась?

— По нашим данным, Бердымухамедов находится в очень плохом физическом состоянии. На телеэкранах мы видим, как он управляет техникой и занимается спортом, но не видим, как после всего этого лежит неделями под капельницами для восстановления своего слабого здоровья. И, естественно, страной управляет не он, а все те же кукловоды, которые создали культ личности первого президента Сапармурата Ниязова — Александр Жадан и Виктор Храмов. Они вовсю готовятся к замене Бердымухамедова на его сына Сердара или на кого-то из силовиков, например на главу МВД. Второе – запасной вариант на случай, если с первым возникнут какие-то сложности.

— Но Жадан и Храмов тоже не молоды. Неужели они еще имеют какую-то силу?

— Им сейчас лет 60-65, это не глубокие старики. Они занимают посты заместителей председателя президентского совета. Хотя, безусловно, им уже тяжело, это старые советские партийцы, а не современные люди. Они видят выход из ситуации в дальнейшем закручивании гаек. При этом Жадану, который, по нашим сведениям, отвечает за борьбу с оппозицией, нелегко ориентироваться в информационной среде. Он не очень-то большой специалист по управлению гаджетами или программами на компьютере. Что происходит, когда его компьютер еще и подключают к интернету, говорить не приходится. Их время прошло. Сейчас управленцы должны уметь твитить, держать связь с народом и в режиме онлайн быть в курсе всех событий для принятия правильных решений.

— А как же клан Бердымухамедова, его сестры, зятья, племянники? Высказывалось мнение, что реальный вес в стране сейчас имеют именно они.

— Все эти сестры и племянники сейчас чувствуют опасность и эвакуируют из Туркменистана собственность в Лондон, Берлин, Дубай и другие города. Более того, они готовятся к эвакуации сами, их на всякий случай ожидают специальные самолеты. Если раньше эти люди жили на широкую ногу, могли для развлечения унижать людей, то в последнее время они притихли. К слову, если власти Туркменистана начнут давить на родственников членов ДВТ, то у нас будет чем им ответить. Мы имеем много информации обо всей их собственности в западных странах и США и при необходимости можем ее обнародовать, поставить вопрос о ее законности.

— И какие перспективы вы видите в этой ситуации?

— Жадан и Храмов должны отойди от управления страной. Впрочем, потом и мы, ДВТ, должны завершить свою работу. Наша цель — освободить наш народ от диктаторского режима и направить страну к демократическим преобразованиям, простимулировать граждан взять свою судьбу в собственные руки. Я думаю, у нас есть где-то полгода — может быть, до мая 2021 года. Если до тех пор в сознании граждан ничего не изменится, то цены на нефтепродукты вновь начнут расти. Возможно, и зарубежные партнеры согласятся дать Туркменистану кредиты.

То есть у страны появятся деньги, чтобы вновь немного угасить народное недовольство. На этом фоне может быть успешно проведена операция по смене президента… Новый лидер, как когда-то Бердымухамедов, поездит по разным странам, даст народу и зарубежным партнерам надежду на демократические реформы… То есть страна вновь войдет в стагнацию. Кризис вернется, но лишь через несколько лет. Нынешний момент будет упущен.

— А как лично вы пришли в оппозицию?

— Я покинул Туркменистан в 2005 году, у меня гражданство Франции. У меня есть три образования — имея диплом инженера-строителя, я окончил Голландскую бизнес-школу, Университет Франции и получил диплом преподавателя французского языка. До недавнего времени я не активно участвовал в оппозиционной деятельности, надеясь, что в стране что-то изменится. В частности, у меня были большие надежды на то, что перемены наступят после смерти Ниязова в 2006 году. Потом я интересовался оппозицией, но она показалась мне разрозненной и конфликтной.

Примерно три года назад я понял, что все надо делать по-другому. Потом мой хороший друг познакомил меня с Какамурадом Хыдыровым, а 1 мая 2020 года мы решили создать народное движение Демократический выбор Туркменистана (ДВТ). Это движение, в которое могут войти и оппозиционеры, и простые граждане для своего объединения. Был создан Telegram-чат «Активист ДВТ», в котором туркменистанцы смогли бы продуктивно общаться, а не ссориться между собой и не конкурировать. Мы понимаем, что многие ссоры специально провоцируются агентами Жадана.

ДВТ не будет существовать бесконечно, вы не увидите, что через 20 лет мы все так же беседуем в тех же чатах. Как я уже сказал, у нас есть менее года, и я надеюсь, что за это время нам удастся изменить ситуацию в Туркменистане . Мы уже смогли создать гражданское демократическое общество внутри чата, теперь надо идти дальше.

 

Источник информации: ИА Фергана