Администрация Трампа обоснованно назвала «лагерную политику» Китая в Синьцзяне геноцидом. Кроме того, Д. Трамп подписал закон, позволяющий вводить санкции против должностных лиц, занимающихся репрессиями и геноцидом в СУАР. Команда нового президента США Джо Байдена с первых дней взялась за этот болезненный для коренных народов Центральной Азии вопрос.

Несколько дней назад государственный секретарь США Э. Блинкен в ходе телефонного разговора заявил «министру иностранных дел» КНР Ян Цзечи, что «Соединенные Штаты будут отстаивать права человека и демократические ценности в Синьцзяне, Тибете и Гонконге». Блинкен отметил, что США будут привлекать Бейджин к ответственности за нарушения прав человека. Практически параллельно власти Великобритании и Австралии призвали мировое сообщество усилить давление на Китай за систематические истязания, сексуальное насилие и пытки в лагерях Синьцзяна.

Таким образом, Соединенные Штаты пытаются изолировать Китай на международной арене, как это диктуют планы Байдена по укреплению позиций американских интересов в мире. Американцы активно взялись за ограничение китайского влияния как внутри США, так и во всем мире. Как известно, в США сейчас происходит закрытие институтов Конфуция и давление на китайские компании. Как вы все знаете, США еще с подачи Трампа наращивает противодействие различным программам технологического и промышленного развития Китая посредством в первую очередь санкций против ведущих китайских компаний и чиновников.

Элита США опасается, что их страна постепенно начинает утрачивать ту безусловную доминирующую роль в мире, которая у них была после развала СССР. Вместо Советского Союза вторым полюсом мира становится Китай, являясь сейчас, пожалуй, единственной страной в мире, игнорирующей указания и требования Вашингтона. Сегодня все деловые круги США боятся такого разворота событий, в результате которого Вашингтон потеряет роль гегемона в мировой экономике и политике. Соответственно, все крупные американские ТНК заинтересованы в защите национальных интересов США. В этой связи очевидно, что Вашингтон будет наращивать санкции против китайских компаний, ряд из которых также работают в Центральной Азии.

Наши правительства должны будут следовать этим санкциям, чтобы сами не попасть под их пресс. Поэтому в деле противодействия экспансии Китая в ЦА и наши власти волей-неволей примут деятельное участие. Однако в этой антикитайской политике администрация Байдена, скорее всего, будет более предсказуема, нежели Трамп, исходя из интересов американских крупных компаний, которых предыдущий президент категорически не слушал. Тем более что для США сейчас одним из главных вопросов является рост конкуренции Китая на европейском рынке. Во многом поэтому Вашингтон пытается ограничить реализацию Экономического пояса Шелкового пути, ориентированного на развитие торговли Китая с Европой.

Китай в свою очередь также нацелен на борьбу с США. В начале месяца китайский политолог Янь Сюэтун в беседе с журналом Spiegel заявил о предстоящем упадке США в стиле развала Британской империи. Кстати, Сюэтун полагает, что в будущем противостояние между Китаем и США будет заключаться в стремлении технологического превосходства. В этом плане для Вашингтона стало «ударом под дых» то, что в самом конце прошлого года руководители Евросоюза и Китая после 7 лет переговоров заключили «Всеобъемлющее соглашение об инвестициях» (Comprehensive Agreement on Investment, CAI). Причем ЕС получит от этого Соглашения ряд преференций.

В частности, снизятся барьеры на пути доступа европейских электромобилей и гибридов на китайский рынок, будет решена проблема принудительной передачи технологий, непрозрачного распределения субсидий. В числе прочего такие же льготы получат европейские телекоммуникационные и медицинские компании и т.д. Вместе с тем Соглашение носит предварительный характер и должно пройти «юридическую проверку» в структурах ЕС, а затем ратификацию в Европарламенте.

Если команда Трампа способствовала сближению ЕС и Китая, то Дж. Байден твердо намерен восстановить стратегическую дружбу с Евросоюзом. Администрация Байдена рассчитывает, что совместно с ЕС будет оказывать давление на Китай. Тем самым Всеобъемлющее соглашение об инвестициях может стать мертворожденным ребенком. К тому же внутри ЕС не все рады Соглашению.

К примеру, Бельгия и Нидерланды обеспокоены относительно вопроса соблюдения прав человека в Китае. Тем не менее, в самом ЕС некоторые стороны устали от указаний Вашингтона и намерены стать самостоятельными игроками в отношениях с Китаем, рассчитывая, что их компании получат преимущество перед американскими компаниями на китайском рынке. Ведь, как ни крути, китайский рынок сейчас является вторым в мире.

Впрочем, ряд экспертов полагает, что главным выгодополучателем в инвестиционной сделке с ЕС станет Китай. Во-первых, так он предотвратит гипотетический союз США и ЕС в давлении на Китай. Во-вторых, с помощью Соглашения и проекта «Один пояс, один путь» Китай получит полноценный доступ на рынок Европы. Тем самым для Вашингтона становится стратегической задачей – вставлять палки в колеса китайского Шелкового пути.

Следовательно, будет увеличиваться давление на власти нашего региона, чтобы ограничить сотрудничество с Китаем. Конечно, речь не идет о полном сворачивании китайского экономического присутствия в ЦА, но существенное ограничение коснется политического диктата Бейджина в регионе. Как бы то ни было, но, например, эксперты Мэтью Мингей и Агата Кратц, исходя из падения китайского кредитования инициативы «Пояс и Путь» (BRI), предположили, что она может и вовсе исчезнуть.

Вот только взамен китайских инвестиций США пока мало что предлагают. В начале года сообщили, что США, Узбекистан и Казахстан запустили инициативу «Центрально-Азиатское инвестиционное партнёрство» с намерением привлечь «не менее 1 миллиарда долларов в течение пяти лет для поддержки проектов, способствующих росту частного сектора и расширению экономических связей в Центральной Азии и в регионе в целом».

На первый взгляд кажется, что какая-то несерьезная сумма – всего лишь 1 миллиард. Но эта инициатива может стать зонтичной структурой под куда более масштабные и стратегические проекты, в том числе в деле ограничения влияния Бейджина на наши власти. Среди этих проектов может быть CASA-1000, то есть строительство ЛЭС из ЦА в Афганистан, Пакистан и Индию. Есть еще проект «Лазуритового коридора» – прокладка железных и автомобильных дорог из Афганистана в Туркмению и далее через Каспийское море — до Азербайджана, Грузии и Турции.

Сегодня большинство держав мира заинтересовано в ограничении мощи Китая, его претензий на то, чтобы стать вторым полюсом мира. Поэтому у США есть большие возможности собрать мощную антикитайскую коалицию. Так, администрация Байдена в деле сдерживания Китая настроена сотрудничать с Индией, у которой есть большие интересы в ЦА. Нью-Дели может сыграть значительную роль в решении афганской проблемы, ибо одним из «спонсоров» талибов выступает пакистанская сторона.

Среди всего прочего с помощью Нью-Дели можно будет запустить торговый коридор Индия-Пакистан-Афганистан-Центральная Азия как альтернативу ЭПШП. Разумеется, никто не говорит о полном сворачивании ЭПШП, речь идет об альтернативе, чтобы не было экономической гегемонии Китая в ЦА. А с этого и начинается полноценное ограничение политического влияния. Судя по всему, международное давление на Китай из-за их концлагерей в Синьцзяне будет только нарастать, что повлечет расширение различных антикитайских санкций, заградительных пошлин на китайские товары в США, в других странах…

 

Источник информации: platon.asia