Почему Таджикистану стоит присмотреться к ЕАЭС внимательнее?

В Центрально-Азиатском регионе наблюдается все больший интерес к реализации совместных проектов в рамках ЕАЭС. Даже крайне настороженно относящийся к любым интеграциям Узбекистан сегодня тщательно присматривается к союзу, размышляя о перспективах вступления в него. Однако со стороны Таджикистана никакого движения в эту сторону не наблюдается. О том, почему Таджикистану в недалеком будущем будет намного выгоднее находиться внутри союза, нежели за его пределами, а также об особенностях взаимодействия России и Таджикистана в рамках двусторонних отношений рассказывает старший научный сотрудник Центра постсоветских исследований ИМЭМО РАН Станислав Притчин.

Стандарты ЕАЭС – простор для экономической активности

По словам Станислава Притчина сегодня центральноазиатские республики уже совсем иначе смотрят на евразийскую интеграцию, а именно – куда более благосклонно, нежели раньше. Однако никакого движения со стороны Таджикистана в сторону ЕАЭС эксперт не замечает.

«Мы видим, что даже Узбекистан, который всегда очень осторожно рассматривал любые интеграционные проекты, сейчас более позитивно смотрит на свое участие в присоединении к этой организации. Пока на уровне наблюдателя. Но при этом те стандарты, которые присутствуют, разработаны, приняты и адаптированы в рамках ЕАЭС, Узбекистан пытается внедрять, чтобы облегчить и синхронизировать развитие своих внутренних стандартов, регламентов с тем, что есть и принято в рамках ЕАЭС. В целом это, даже в случае невступления в ЕАЭС, облегчает работу узбекских бизнесменов, которые приходят на рынки этих стран, и облегчает работу инвесторов из ЕАЭС, потому что они работают по тем же самым процедурам, регламентам, стандартам, и им не нужно ничего менять, – пояснил Притчин. – Это позволяет создавать единое унифицированное пространство, способствующее экономической активности».

Мифы нужно разрушать

В Таджикистане широко распространены самые разные мифы, говорящие о том, что вступление в ЕАЭС повлечет за собой потерю государственного суверенитета. И с этим, конечно, нужно работать.

«Как правило, эта позиция строится на малом понимании того, как работает ЕАЭС, каким образом принимаются решения. Приходится в спорах с коллегами объяснять, что это коллегиальный орган – Евразийская комиссия – где присутствуют все страны, квотировано их присутствие в управлении на министерском уровне. Высшим органом является совет президентов, которые коллективным образом, компромиссно принимают решения по тому, куда движется ЕАЭС, как развивается, каков план действий, какие приоритеты, – рассказал эксперт. – Здесь нет доминирования одного из игроков, и все решения принимаются в условиях общих интересов и общих точек соприкосновения. Здесь, конечно же, эта работа по разъяснению основных принципов работы должна быть продолжена для того, чтобы у Таджикистана не было каких-то страхов потерять свой суверенитет».

Таджикистану грозит дисбаланс

В случае вступления Узбекистана в союз, можно будет говорить о том, что ключевые внешнеэкономические партнеры Таджикистана будут членами ЕАЭС. И это создаст определенный дисбаланс, отмечает Притчин.

«Таджикистан, так как он общается, торгует и взаимодействует со странами ЕАЭС, не являясь частью евразийской интеграции и не имея возможности влиять на стандарты и решения внутри ЕАЭС, будет вынужден их соблюдать, потому что по этим правилам работают все ключевые его партнеры. В таких условиях, конечно же, выгоднее находиться внутри организации и иметь право голоса, решать, в том числе, и своим участием вопросы долгосрочного развития ЕАЭС и перспектив развития Таджикистана внутри организации», – подчеркнул Станислав Притчин.

Россия-Таджикистан: прорывов не наблюдается

Если же говорить о двусторонних отношениях России и Таджикистана, то, посмотрев на всю картину в целом, можно увидеть, что каких-то новых прорывных проектов, новых сфер для сотрудничества, новых форматов взаимодействия в последнее время не обсуждается.

«Не поднимаются такие вопросы. В основном используется тот багаж, те соглашения, которые уже существуют в рамках двустороннего формата, в рамках зоны свободной торговли СНГ, ЕврАзЭс – еще работающей предыдущей организации, – обозначил эксперт. – В таких условиях, конечно, сложно добиться какого-то серьезного прорыва во взаимной торговле, инвестиционной деятельности, привлечении российских инвесторов в Таджикистан, создании каких-то новых совместных проектов. Стороны немного потеряли динамику развития двусторонних отношений. И здесь опыт и пример того, как таджикские соседи развивают отношения с Россией – та же Киргизия, тот же Узбекистан – показывает, что даже в условиях экономического кризиса, условиях сложностей географических, логистических, всегда есть возможность нарастить размеры, масштабы сотрудничества, создавать новые сферы для взаимодействия».

Узбекистан, не входя пока в ЕАЭС, развивает в последнее время сотрудничество по всем направлениям с Россией и добивается достаточно значимых результатов – достаточно посмотреть, например, на динамику взаимной торговли или привлечения российских инвесторов в экономику страны, добавил он.

«Если говорить о будущем, то здесь, по тому же примеру Узбекистана, можно смотреть, насколько облегчены возможности для работы узбекских сельхозпроизводителей на российском рынке. Это является зоной приоритетного интереса узбекских властей, и в этом направлении ведутся специальные переговоры, специальные процедуры – например, зеленый коридор для узбекских производителей в России. За счет этого удалось за короткое время нарастить экспорт сельхозпродукции», – обозначил Притчин.

Таджикистан традиционно на низких позициях по инвестиционной привлекательности

Также, по его словам, пересматриваются возможности для привлечения российских инвесторов в Узбекистане. И для этого тоже делаются серьезные шаги, например, по модернизации и изменению законодательства по защите прав инвесторов, созданию новых институтов, которые бы защищали права инвесторов и содействовали их работе.

«Таджикистану в этом плане, мне кажется, тоже есть, над чем работать. И есть и опыт, и возможности, и проторенные дорожки, которые позволили бы Таджикистану серьезным образом улучшить свою инвестиционную привлекательность. Мы с коллегами провели в этом году второе исследование по инвестиционной привлекательности стран постсоветского пространства, Южного Кавказа и Центральной Азии, и стабильно Таджикистан находится на достаточно низких позициях. И здесь не только влияет географическая отдаленность, ограниченность природных ресурсов. Мы анализировали и работу властей по улучшению инвестиционного климата, по привлечению инвесторов. И здесь Таджикистан достаточно пассивно себя ведет. Те программы реформирования, которые приняты и реализуются, достаточно скромны по своим масштабам, и не меняют серьезно масштаб экономики и ее структуру».

При этом перспективных областей, в которых можно было бы развивать взаимодействие России и Таджикистану, множество.

«Если говорить о сферах, в которых можно было бы сотрудничать, помимо сельского хозяйства, конечно же, присутствует энергетика. И здесь вопрос не только в крупных проектах, которые требуют больших инвестиций и соответствующей политической поддержки. Есть возможность развития и малых ГЭС, они не требуют таких больших инвестиций, но при этом могут решать локальные вопросы обеспечения электроэнергией населения Таджикистана, и могут приносить прибыль и быть реализованы как инвестиционные проекты», – резюмировал Станислав Притчин.